Deirdre Haldy
Отчет вольное изложение некоторых (не всех) событий игры. Нарлот, не убивай меня за это, пожалуйста! Нормальный отчет, как обычно, от первого лица, будет позже.

Шумно в столице, носится шепот. Должен вернуться король из странствий. Ждут его все, с волненьем, в сомненьях – с победой вернется ли славный король? Сердце жрецу беду предвещает. Странные сны приходят к нему, злые знаменья о битвах кровавых, страшные сны о победе великой с кошмарной ценою. Сердце жрецу беду предвещает: нашли у реки шар черный, мертвый. Пусть и молчит он, но жрец его помнит. Знает хозяина, вот только скрылся он, хочет бежать он от гнева правителя. Злую беду предвещает находка. Сердце жреца о беде говорит.

Вот он – встречайте! – вернулся король ваш. Нет с королем его рыцарей верных, нет среди них того, кто был первым. Сгинули все они в битве неравной, жизни сложили за жизнь господина. С воинством мертвых бились они, всех изрубили – но в том бою пали. Хоть и с победой вернулся король, хоть возвратил он отцовский кинжал, но горька та победа. Радостью полнятся стены столицы, полнятся плачем дома добрых рыцарей.

Странная свита пришла с королем. Есть в ней лицо, что многим знакомо. Но мало кто вновь бы желал его видеть – того колдуна, что нес разрушенье.

Но говорит бойцам юный король, те же слова жрецу повторяет: нужен ему этот странный колдун, пусть до поры остается в столице.

Сердце жрецу беду предвещает, у короля неспокойно на сердце.

Юная дева, сестра короля, со своей свитой прибудет в столицу. Будет в столице праздник большой. Многие рыцари ждали руки ее – всем им отказом ответила дева.

На троне златом сидит юный король. Верная свита его окружила. Точат вассалы ножи свои острые – рады не все возвращенью героя.

Рыщет и рыщет тьма по столице, будто бы ищет, не зная, что нужно. С трона златого встал юный король – встретить сестру, праздник устроить.

Рыцарь достойный, воин сильнейший, что из боев победителем вышел, просит руки королевской сестры. Любит король сестру свою младшую, выбор за нею он оставляет. Тенью надежды ответила дева – раздумье – не клятва, а мысль – не согласье.

Вот юный мальчик, сын лучшего рыцаря, что в битве пал, короля защищая, вышел победно из состязанья. Ленту ему вяжет дева младая. С честью носить он знак этот будет.

Сердце жрецу беду предвещает, у короля неспокойно на сердце. Ему бы вернуться к жене молодой, что наследника носит, потомка героя – но долг пред сестрою велит оставаться.

Рыщет и рыщет тьма по столице, тени танцуют у трона златого.

Сестра короля, дева младая, соскучившись скоро, бродит по замку. Сестра короля, дева младая, книгу нашла, где письмена, что рукой ее матери были начертаны. Смутили ее записи матери, ищет она – и брат ее с нею – ответ на загадку, ту что оставила мать ей покойная. Разгадка страшна, бледна дева юная – брат ей не брат, от другого отца мать родила ее. Темен отец, как его сердце темное, дядей родным королю он приходится.

Сердце жрецу беду предвещает, у короля неспокойно на сердце. Вот отдает он тьме, что у ног его нож королевский, что жаждет она. Пусть защитит тьма героя наследника, пусть бережет от врагов его подлых, от злых вассалов с кинжалами острыми, с ядом смертельным, с чарами темными. Наградой за это – то, чего ищет тьма, нож королевский, знак его власти. Радостно тьма принимает награду, радостно тьма обещанье приносит, героем зовет правителя юного, меч его хвалит как меч воителя. Много ли стоят тьмы обещанья? Хватит ли силы их хоть до рассвета? Богов призывает юный король, пусть боги в свидетелях клятвы той будут. Радостно тьма принимает награду. На троне златом сидит юный король, у ног его плещет тьма укрощенная. Сдержит ли слово хоть до рассвета?

Сердце жрецу беду предвещает, у короля неспокойно на сердце. Злые убийцы по городу рыщут, верные слуги яд источают. На короля ведется охота, чары опасные подстерегают. Убережет ли его верный жрец? Оборонят ли воители верные?

Рыщет и рыщет тьма по столице, у ног короля тени послушные.

Сердце жрецу беду предвещает, у короля неспокойно на сердце. К храму приносят письмо королю, пишут ему от жены его верной. Не видеть его наследнице света, не будет она под звездами мчаться. В свите подземных владык ей охотиться, боги ее при рожденьи забрали. Не суждено королю обнять дочь свою, не ждать от жены новых наследников, сильных охотников. Три дня назад несчастье случилось, всего на три дня припозднился король.

Тучи тяжелые в сердце правителя. Не изойти им дождем спасительным. Тихо в столице. Траур объявлен. Лишь только шепот по улицам носится – горестный шепот, а где-то и радостный.

В сердце жреца – молнии гневные, ищет он тьму, ищет ответа – за что короля боги карают, не стал ли причиной тому договор?

Рыщет и рыщет тьма по столице. Знает сама ли, что ищет она?

Тьма так жрецу на вопрос отвечает: не гнев то богов, а плата за счастье. За радость с женой своей в дни стародавние так расплатился бог – предок их рода. Жена его смертной была, и в свой срок смерть позвала ее в царство подземное. Но не смирился бог с этой участью, за жизнь супруги жизни детей отдал. Править им вечно в царстве подземном. И если родится в семье королевской ребенок, что силой богам станет равным, двое других умрут за него. Вот злая судьба правителя юного. Ребенок, что силой богам станет равным, славу великую даст королевству. Страшна будет плата за эту победу, кровью затопит окрестные земли.

В сердце жреца – молнии гневные, град ледяной в глазах короля.

Тьма говорит: есть надежда, хоть зыбкая. За дочери жизнь отдать жизнь другого – того, кто был смерти обещан в уплату, но избежать удалось ему смерти. Пусть он не виновен в несчастье твоем, но только лишь он годится взамен. Град ледяной в глазах короля, молнии гнева царят в его сердце. Надежда, хоть зыбкая, словно болото, пленяет его, говорит его голосом: убей невиновного, верни мою дочь, если только ты можешь.

Тьма продолжает: сестра твоя юная – та, что по силе богам будет равной. Отдай ее мне – вреда ей не сделаю, лишь помощи жду от нее в своем деле. Град ледяной в глазах короля, в гневном пожаре сердце сгорает: пусть же покинет она королевство! Но любит король сестру свою юную, так говорит: пусть решает сама, уйдет ли с тобой, лишь расскажи ей все без утайки.

Рыщет и рыщет тьма по столице, волнами плещет у трона златого.

Сестра короля, дева младая, услышав, что беды несет королевству, что плата за силу – жизнь дочери брата, готова уйти добровольно во тьму. Радостно тьма принимает ее, вреда не чинит, лишь помощи ждет.

Вот невиновный, обещанный смерти, но с боем ушедший, вернулся в столицу, сестру обнимает… В объятьях ее уходит он к смерти, сердце пробито ножом королевским.

Тьма говорит: это только надежда, ведь на три дня мы уже опоздали. Три дня уже дочь твоя в склепе холодном. Нужно тепло ей, чтоб к жизни вернуться.

Град ледяной в глазах короля, коркой холодной подернулось сердце. Молнии гнева в глазах у жреца. Радостно тьма принимает награду, волнами плещет у трона златого.